Мы не этого хотели. Компьютеры и человечность

Поверьте, мы этого так не планировали. Мы, энтузиасты компьютеров и автоматизации, из поколения икс, мы хотели облегчить жизнь, устранить тупые механические процессы. Мы хотели сделать мир человечнее, а не наоборот. Освободить от рутинных операций, а не запечатать живого человека внутри сети считающих устройств.

Компьютерные, роботизированные интерфейсы стали бесчеловечными, раздражают людей. Все эти «введите номер удостоврения личности и четыре цифры платёжного средства». Или, например, телефонные меню, в которых тратишь 6-7 минут только на анонсы и выбор опций, ещё до того, как тебя поставят в очередь к телефонному агенту, а потом в очереди ещё можно прождать ещё полчаса, если не час. Но и человек, который сидит с той стороны, тоже начинает походить на робота. Он задаёт Вам вопросы по шаблону, вводит ваш ответ в компьютер и читает то, что у него получилось. Он превращается «в человека у конвейера», как Чарли Чаплин, в приставку к компьютеру. Вы только что пробились через сеть меню, маршрутизации звонков и очереди. Он только что закончил разговаривать с 59-м человеком, задающим сходный вопрос, и устало пробормотал «благодарю за ожидание, чем я могу вам помочь?».

В любом случае это разговор двух измотанных, нервных людей. И это сделано во имя эффективности, чтобы такой телефонный центр мог обслужить больше клиентов меньшим количеством сотрудников. Я за эффктивность, только не ценой человечности, иначе это уже потогонная система.

Моя мама была программистом с конца 1950х по конец 1980х. Сначала она программировала расчёт параметров химических процессов на металлургическом заводе, а потом, в основном, зарплату. Это понятно, это нужно, и это человечно: это избавляет конторского работника с карандашом и в нарукавниках от уймы механических одинаковых подсчётов, или от бесконечного вращения ручки «Феликса».

Первая программа, которую я написал в школе, была база данных оценок — «электронный журнал». Она позволяла учителю легко получить нужные данные, а не ломать глаза, выискивая нужные циферки в тесно исписанных таблицах, перебирая затёртые пыльные шершавые страницы, и сопоставляя что-то на них. Меня в школе не понимали: «что же теперь, за каждой оценкой лезть в компьютер? Так в каждом классе потребуется компьютер!». Теперь компьютер не только в каждом классе, но и у каждого человека, и не один. Один дома, один на работе, один — вечно с собой, в кармане.

Мы хотели, чтобы компьютеры приносили пользу и добро. Как, например, база данных для заказа авиабилетов и гостиниц. Или вот кредитка — какое милое изобретение! Деньги, которые невозможно потерять, забыть дома, не надо распределять, сколько взять с собой, а сколько оставить дома.

Мы хотели облегчения, освобождения от муторных рутинных операций. Но по дороге что-то сломалось. Рутинных операций стало едва ли не больше.

Мы придумали электронную почту, чтобы письма от родных издалека приходили быстро и не терялись. Фантастическое, прекрасное изобретение! А сейчас большинство писем, которые циркулируют по сети — спам, в лучшем случае — бесконечные акции, распродажи, обновления, скидки, а в худшем — реклама левых лекарств, порно или «фишинг» — получение информации для мошенничества. В результате настоящему, нужному письму сложно пробиться через тонны мусора, и сами компьютеры относятся к письмам подозрительно: не спам ли? И тут уж не знаешь: то, важное, ради которого всё это задумывалось, дойдёт или не дойдёт? Или искусственный интеллект гугла по ошибке выбросит «то самое» письмо.

Мы придумали цифровую фотографию, чтобы легче было получать изображения. Как долго я о ней мечтал, что это за чудо: хранить воспоминания без трудоёмких процессов, без расходования драгоценных материалов и без вреда планете. Увидел — снял, выбрал, поделился, самое достойное — распечатал. Сейчас сеть переполнена бессмысленными, безвкусными, однотипными снимками. Все снимают всё: что ели, где были. Посылают фото и видео вместо объяснения словами. Но хуже того, мало кто озадачивается тем, чтобы разобрать и сохранить, а иногда даже просмотреть отснятое. Делали, чтобы создавать воспоминания, а вспомнить-то и нечего.

Фэйсбук, «книга лиц» — замечательная идея: видеть, знать, что у близких. Делиться мыслями, фотографиями, душевным теплом. А получился монстр, съедающий уйму времени, постоянно чего-то требующий, «посмотри сюда», «загляни тут», «не забудь про это». Хитрый искусственный интеллект продумывает, как заставить нас провести больше времени у экрана, посмотреть больше рекламы. Оказывается, это поощряет экстремизм и тупое убивание времени. Хотели вестей от близких людей, а получили «социальную дилемму» — это фильм такой, если что. Посмотрите обязательно.

Мы придумали онлайн заказы для экономии времени в очередях. Мы придумали каталожные номера, чтоб исключить ошибки и недопонимания, а не для того, чтоб нагрузить человека номерами удостоверения личности, социального страхования, пинкодами, купонами и прочей цифровой дребеденью.
И мы уж подавно не хотели всех этих «необоходимо выполнить обновление, чтобы продолжить разговор (обработку, задачу)». Телефон, компьютер, таблет не только настоятельно требует себя обслуживать, заряжать, обновлять. Хуже, он ещё и постоянно перебивает Ваше внимание с того, что Вы хотели сделать, на что-то другое, что, возможно, какой-то коммерческой компании выгоднее, чтоб вы сделали. Вы подняли телефон, чтобы посмотреть, сколько осталось времени до следующей встречи, а телефон Вам говорит, что Ваш друг сейчас как раз в Швеции (чего это вдруг?), а любимая спортивная команда выиграла, и тут как раз новый анонс из группы вовлечённости сотрудников на работе, в связи с приближающимся праздником. Что я там собирался сделать, для чего я поднял тот телефон? Ох, я уже опоздал на ту встречу. Постоянная смена контекстов провоцирует стресс, постоянный стресс. А уж эти его «дзынь» с сообщениями от сотрудников и анонсами скидок в обувных магазинах, когда ты пытаешься сосредоточиться на работе! И ведь не отключишь, потому что могут быть действительно важные звонки: от врача, от ребёнка.

Клянусь вам, мы этого всего не хотели. Наши помыслы были чисты.

Говорят, что миллениалы и поколение Z комфортнее чувствуют себя в виртуальном мире, чем в физическом. Они больше общаются буквами и эмодзями, чем лично и голосом. Им легче заказывать онлайн, чем общаться с живыми людьми. Мы к этому не стремились.
Положим, узнавать информацию в компьютере, а не у живого человека, даже я предпочитаю. Это явление ещё Лем предсказал в книге «Возвращение со звёзд». Компьютер просто выдаёт информацию, не делает про тебя выводов и не издевается над твоим невежеством, к тому же ты не обязываешь кого-то, не вторгаешься в чьё-то личное пространство, и не тратишь чьего-то времени. Это вроде тоже из такта, вроде как порыться в справочнике, вместо того, чтобы отвлекать живого человека своей проблемой.

Но мы не планировали это «вместо» человеческого общения. Мы планировали это, как раз наоборот, в помощь, чтобы освободить силы на это самое душевное общение, с живыми встречами, с письмами, фотографиями, бесплатными телефонными и видео- звонками.

Позвоните родителям!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *